Мануальная терапия при заболеваниях внутренних органов

Проблема патологии позвоночного столба связана с рядом патоморфологических и патофизиологических изменений, которые возникают в процессе жизни человека. В развитии нарушений движения в позвоночнике ведущую роль играют рефлекторные механизмы; обратимость нарушений, что позволяет считать их функциональными, обусловленными реакцией как соматической, так и вегетативной нервной системы. Особое внимание при этом обращается на сегментарные нарушения, триггерные зоны, миогелозы — болезненные веретенообразные или узелковые уплотнения в мышцах или на границе мышцы и сухожилия.

Определенную роль в патогенезе вертеброгенных нарушений играет состояние регионального кровообращения. Ухудшения кровообращения в позвоночнике, а также циркуляции крови в позвоночном канале обусловлены патологическими процессами в этой области. Большое значение имеют не только глобальное внутри- и внепозвоночное кровообращение, но и микроциркуляция в данном сегменте, которая рефлекторно связана внутри сегмента с соматическими и висцеральными структурами.

Соматовисцеральные нарушения, или дисфункции, давно описаны в литературе. Проблема боли и ее влияния на организм человека и животного рассматривалась в роботах С.М.Дионесова. В 70-х годах академик Л.О.Бадалян описал висцеросоматические нарушения как висцеромоторные синдромы, или рефлекторно-тонические расстройства.

Первые обобщенные данные об исследовании состояния локомоторного аппарата с точки зрения мануального терапевта за рубежом приведены в монографии К.Е Левита (1993) В ней показано наличие функциональных блокад на том или ином уровне в зависимости от поражения органа грудной клетки или брюшной области. Обсуждается соответствие нарушений определенному двигательному сегменту. Установлено, что нарушения возникают в группе смежных сегментов и часто относятся к нескольким областям. Ток, при заболеваниях легких — это в основном Сщ—С|у, T|[|—Тх, при заболеваниях сердца — Сщ—Сущ, 1^/— TV|] и в левой руке, при заболеваниях печени и желчного пузыря — Сщ—С|у, Ту—TX, TX|—L|, больше справа, поджелудочной железы — Туи—Tjx, чаще слева, желудок и двенадцатиперстная кишка — TIV—Тут (чаще Т/—T/|) с блокированием суставов головы, толстый и тонкий кишечник — T[X—L| с максимумом в TX|—Тх11 справа (сторона зависит от поражения восходящей или нисходящей части). При заболеваниях мочевыделительной системы — это T|X— L|| с максимумом в Тх—Тх11, половая система — Сщ—С|у, Тх—Тх11. Принцип работы с этими больными заключается в устранении функциональных блокад но данном уровне, после чего проходит болевой синдром.

В монографии Ж.П.Бараля (1999) применен другой подход — диагностика и манипуляции на внутренних органах. В ней описана методология обследования и лечения и не анализируется взаимосвязь с соматическими структурами организма. Попытка изучения связи патологии внутренних органов и соматической дисфункции сделана представителями отечественной школы мануальной терапии, в частности Л.Ф Васильевой. Используя диагностический метод прикладной кинезиологии, автор показала изменение двигательного стереотипа при функциональных расстройствах внутренних органов.

В основе представлений о соматовисцеральных нарушениях лежат нейрометамерные связи, обеспечивающие взаимодейст-вие составляющих метамера. Так, кожные покровы, позвоночнодвигательный сегмент с его мышечными, фасциольными, связочными структурами, определенные участки висцеры, сосуды имеют функционально связанные механизмы иннервации.

Соматические и вегетативные отделы нервной системы взаимно определяют функцию данного метамера. Этим объясняется и возникновение зон Захарьина-Геда при дисфункции того или другого органа, напряжение определенных мышц при раздражении участка брюшины, усиление перистальтики полых органов или ее торможение при дисфункциях позвоночника. Анализируя клинический материал, можно видеть, что существуют как бы соматические эквиваленты висцеральных нарушений, или соматическая маска заболевания того или иного органа.

Например, при заболеваниях легких (бронхиальная астма, обструктивный бронхит и др.) можно обнаружить нарушения в мышцах, обеспечивающих внешнее дыхание, при гинекологических заболеваниях — нарушения в мышцах таза и поясницы. К тому же можно выявить и компенсаторные нарушения в мышцах, обусловливающих постуральное равновесие в опорно-двигательной системе. Связанные с этим дополнительные нагрузки на опорно-двигательный аппарат манифестируют дисфункциональными болями в определенных частях тела.

Недостаточно изучены механизмы взаимосвязи этих нарушений, однако факт их длительного существования (недели, месяцы и годы) неоспорим. Интересно также, что к этой проблеме можно подходить с двух сторон: 1) устранять соматическую дисфункцию и 2) устранять висцеральную дисфункцию, и при этом получить одинаковый положительный результат.

По сути мануальная терапия является ключом к физиологической коррекции многих нарушений и восстановлению или компенсации нормального функционирования всего организма. По нашим данным, больные с дисфункцией шейного отдела позвоночника, необычайно метиотропны, они реагируют на изменение погоды, и при этом наблюдается клиника цервико-краниалгии, что можно объяснить декомпенсацией регуляции тонуса сосудов мозга, т.е. изменение внешних условий является фактором, переполняющим пределы компенсации. Это значит, что адаптационная система перенапряжена. При восстановлении функции шейного отдела позвоночника (устранении источников непрерывной афферентации из мышечного, связочного и суставного аппарата) метиотропные реакции значительно ослабевали или исчезали полностью вместе с болью, и регуляция сосудистого тонуса восстанавливалась, что означало устранение фактора перенапряжения адаптационной системы.

Такие же данные можно привести и для других дисфункциональных состояний. Сотрудниками нашего Центра проведено наблюдение за 500 больными с ИБС, хроническим обструктивным бронхитом, хроническим сальпингоофоритом, диабетическими ангиопатиями, атеросклерозом сосудов нижних конечностей, а также вертеброгенными болевыми синдромами. Больным проводили диагностику состояния опорно-двигательного аппарата, которая выявило характерные для данной области мышечные нарушения и функциональные блокады.

Среди неврологических проявлений в первых 2 группах преобладали синдромы цервикалгии, цервикобрахиалгии и торакалгии, в 3-й группе — люмбалгии и люмбоишиалгии, которые обусловливали значительную часть жалоб больных. Однако около 50% больных не предъявляли жалоб на боль, Они отмечали ощущение усталости в каком-то отделе спины, чувство дискомфорта или часто меняли положение тела, сидя на стуле, и не указывали на субъективные ощущения. В основе этих нарушений лежала региональная мышечная дистония. Таких больных мы относили к группе с минимальной соматической дисфункцией.

Соматическая дисфункция при мануальном обследовании в виде функциональных блокад дугоотросчатых суставов различных уровней, реберно-поперечных сочленений, крестцово-подвздошного сочленения и регионального мышечного дисбаланса соответствовала области пораженного органа. При устранении блокад шейно-грудного перехода, ребернопоперечных и илиосакральных сочленений применяли импульсные техники, при устранении нарушений в мягких тканях — мышечно-энергетические, непрямые функциональные техники и техники миофасциального расслабления.

Соматическая дисфункция устранялась в среднем в течение 4—5 процедур: значительно уменьшались или купировались неврологические нарушения, нарастала подвижность во всех отделах позвоночника, исчезал дискомфорт, стихала или исчезала боль. Улучшение в соматическом статусе коррелировало с улучшением клиники основного заболевания. У больных с хроническим обструктивным бронхитом уменьшались явления обструкции, улучшались функция внешнего дыхания, региональное кровообращение, выявлены положительные сдвиги в иммунном статусе, уменьшалась одышка, улучшалось отхождение мокроты, уменьшалась общая слабость.

При наличии у этих больных астматического компонента значительно урежались или исчезали приступы удушья. У больных с ИБС, в том числе и артериальной гипертензией, исчезал дискомфорт в левой части грудной клетки, проходили или урежались приступы боли в сердце, в большинстве наблюдений нормализовалось АД, отмечались улучшение сократительной функции миокарда, снижение коэффициента расходования резервов миокарда, увеличение толерантности к физической нагрузке, улучшалось психоэмоциональное состояние.

У больных с хроническим сальпингоофоритом значительно нарастала перистальтика маточных труб, улучшался опок крови из органов малого таза, уменьшалась болезненость придатков при пальпации, исчезала боль, уменьшались явления воспаления, уходило чувство разбитости, улучшались общее самочувствие, настроение, появлялась эмоциональная активность, Поскольку эти больные лечились по поводу вторичного бесплодия, улучшение показателей перистальтики маточных труб способствовало возникновению желанной беременности.

Наличие очагов ирритации не только изменяет региональные функциональные взаимоотношения органов, но и определяет общее состояние больных, влияя на общую гемодинамику. Так, во всех группах больных в 30—50% случаев определялось колебание АД, которое после курса лечения стабилизировалось, Уходили явления астении, общая слабость, разбитость, подавленность, нормализовалось психоэмоциональное состояние, метиотропные реакции становились менее выраженными.

Все это указывает на восстановление адаптационных возможностей организма. Интересно, что происходит нормализация тех систем, которые, казалось бы, напрямую не связаны с локальной ирритацией из регионов, например, иммунологического статуса у больных хроническим обструктивным бронхитом или уровня сахара в крови при сахарном диабете.

Таким образом, очевидно, что в значительной степени клиническая картина заболеваний внутренних органов обусловлена соматической дисфункцией, которая в свою очередь существенно влияет и на функциональное состояние-внутренних органов, Отмечена зависимость региональной мышечной дисфункции у этих больных от состояния регионального кровообращения. Так, у пациентов с диабетической ангиопатией после курса лечения улучшались тонус сосудов среднего калибра, кровенаполнение сосудов и микроциркуляция.

Улучшение этих показателей мы отмечали и при атеросклерозе сосудов нижних конечностей, и при вертеброгенной люмбоишиалгии. Все это позволяет считать, что вертеброгенный фактор присутствует при различных заболеваниях и усиливает или проявляет доклиническую минимальную дисфункцию, т.е исчерпывает адаптационные возможности региональной системы и требует обязательной коррекции у больных с различными нозологическими формами.

Противопоказаниями для мануальной терапии у больных этих групп следует считать острый период заболеваний при наличии показателей активности воспалительного процесса, ИБС III—IV функционального класса, выраженную сердечную недостаточность II—III функционального класса, артериальную гипертензию III стадии, декомпенсацию сахарного диабета, мочекаменную и желчекаменную болезнь.

Итак, устранение соматической дисфункции положительно влияет на патогенетические механизмы многих заболеваний.

По материалам: medvopros.com

Похожие страницы